«Все дело в интимофобии»

«Все дело в интимофобии»
Выступающий: Хамитова Инна Юрьевна
Период: 2016, сентябрь
Ссылка: http://www.kommersant.ru/doc/3086523


Чем вызван нынешний всплеск виртуальных романов и каковы на самом деле шансы конвертировать их в реальные, "Огоньку" рассказала клинический психолог и семейный психотерапевт, директор Центра системной семейной терапии Инна Хамитова

— Люди все чаще знакомятся в интернете. С чем это, по-вашему, связано?

— Виртуальное пространство — гипертрофированное отражение нашего мира, в нем концентрированно проявляется то, что мы переживаем в реальности. Хотя, разумеется, люди с разным типом личности, с разными проблемами (в частности, в личных отношениях) и виртуальное измерение используют тоже по-разному. У меня, скажем, есть несколько знакомых, которые, познакомившись в интернете, создали прекрасные семьи. И в то же время достаточно примеров, когда люди, жестоко разочаровавшись в виртуальных знакомствах, свидетельствуют, что эта практика — жуткая дрянь (впрочем, добавляют они, как и вся эта жизнь). После чего снова и снова к ним возвращаются.


— А что ищут-то? Речь о модном способе начать отношения? Или дело все-таки в том, что связи, завязанные таким образом, ведут к иному качеству отношений?

— Понятно, что сейчас мы подходим к знакомствам иначе, чем наши мамы, а тем более наши бабушки. Браки по сватовству или, будем говорить, по знакомству в современном мегаполисе случаются, но крайне редко. И в этом смысле виртуальное пространство дает огромные возможности: очень многие в самом деле идут на сайты знакомств с целью создания прочных отношений.

Только при этом надо помнить и о другом. В обществе потребления сайты знакомств превращаются в супермаркет: кандидатов перебирают как товар на полках с разными "брендами". Появляется страх остановиться на ком-то: а вдруг в соседнем магазине товар лучше, да еще и со скидкой? Иллюзия легкости выбора загоняет в ловушку — люди могут годами перебирать женихов и невест, это превращается в такой образ жизни...

— Можете дать совет, как этого избежать?

— Чтобы найти в интернете партнера для прочных отношений и совместной жизни, нужна прежде всего готовность к таким отношениям. Должна быть сформирована так называемая безопасная привязанность — это когда ты готов доверять другому человеку. А когда такой безопасной привязанности нет, можно годами ходить на свидания, перебирать кандидатов...

— Как ясно из ваших слов, до свиданий вживую не всегда и доходит, многие романы так виртуальными и остаются. С чем это связано и что характеризует такие отношения?

— Когда общаешься с человеком виртуально, видишь только его говорящий портрет, огромное количество информации теряется, даже если люди по Сети говорят друг с другом и вроде бы обсуждают глубокие темы. Ведь источник информации — не только речь, а тут невозможно коснуться друг друга, даже нормально посмотреть друг другу в глаза. Ты ведь смотришь не в камеру, а на изображение в компьютере, твой собеседник тоже. Поэтому образ создается неполный, возникают пустоты, которые легко, на автомате, заполняются собственными фантазиями, понятно, что дорисовываем мы чаще всего то, что желаем. Если хотите, это похоже на общение средневекового рыцаря с прекрасной дамой, которую он идеализирует, по сути, не вступая в прямой контакт.

Почему люди могут избегать переводить такие знакомства в реальные? Вместе с иллюзией прекрасного взаимопонимания с виртуальным партнером возникает и страх эту иллюзию потерять. Хочется все оставить, как есть. Другой вариант — партнеры, наоборот, проецируют друг на друга свои тревоги и страхи, ждут от визави каких-нибудь пакостей. В обоих случаях речь об интимофобии, боязни близких отношений. А в виртуальной форме их роман может длиться долго, хоть всю жизнь.

— И что дает человеку такая связь?

— Иллюзию близости. Кто-то может, конечно, ощущать ее и как абсолютно реальную близость, но порой это значит, что на большее человек уже не способен. Ведь жить вместе с кем-то трудно. Это насчет базовых жизненных ценностей, как ни странно, договориться еще как-то можно. А вот проверку бытом выдерживают не все. Часто перспектива конкретных трудностей тем и пугает, что может разрушить то ценное, что удалось заложить в виртуальные отношения.

— Если после виртуальной идиллии партнеры разочаровались друг в друге в реальной жизни, есть шанс вернуться назад, за веб-камеру?

— В теории да, но только после кризиса в отношениях. Мы ведь дорого ценим свои иллюзии. Нарушение идеального образа воспринимается как потеря, в которой виноват другой — тот, кто идеалом не оказался. Так что случаи возвращения на прежние позиции с пониманием, что возможны лишь виртуальные отношения, редки. Хотя для кого-то это страховка от одиночества и возможность регулировать дистанцию. Мечта аутиста!

— Вы не думаете, что в условиях кризиса семьи виртуальные отношения будут набирать обороты?

— Патриархальная семья теряет позиции в мегаполисах, но не в маленьких городках. Чем сложнее условия выживания, тем больше склонность к патриархальной семье. Да и в мегаполисах формула "папа — мама — дети" жива. Просто теперь супруги предъявляют друг другу более сложные требования.

Какие? Есть две тенденции. Первая — это функциональное партнерство, скорее даже сотрудничество без особых чувств. Вторая — это когда в паре на первый план выходит именно чувство. Когда, скажем, муж нужен женщине не для того, чтобы ее содержать — она вполне может содержать и себя, и мужа, и всю семью. А нужен, потому что вам хорошо вместе — эмоционально, интеллектуально, сексуально. Это предполагает большие требования к партнеру. В конце концов, деньги заработать легче, чем быть интересным...

— Вы хотите сказать, что люди начинают больше ценить любовь?

— Совершенно верно! Если посмотреть даже выборку психотерапевтов, раньше 99 процентов пар приходили к семейному психологу с конфликтами и проблемами. А сейчас в половине случаев пары приходят на консультацию и говорят: мы вообще-то нормально живем, но нас беспокоит, что мы стали только родителями, утратили любовь в супружестве. Людям мало быть просто партнерами, они хотят счастья.

Беседовала Ольга Волкова
Подробнее:http://www.kommersant.ru/doc/3086523